Проекты: Версия для слабовидящих Чистый город HiTech Дача Реклама на ЦДИ
 21.06.2021

Бизнес / Промышленность  | весь раздел

Нужно, чтобы работали законы, а не телефонные звонки - гендиректор завода СПиКо Павел Слипченко

13.11.2012 08:55 ЦДИ, Псков

Центр Деловой Информации продолжает публикацию серии интервью с руководителями ведущих предприятий области в рамках проекта «Капитаны псковского бизнеса». Оценка экономической ситуации, сложившейся на Псковщине, бизнес-прогнозы, рецепты успеха - все это и многое другое наши читатели могут узнать из первых уст.

В кабинет Павла Слипченко, директора завода СПиКо, минуя цеха этого самого завода, попасть невозможно – если только вы умеете прыгать с разбегу в окна второго этажа. Так – волей-неволей - впервые оказываюсь свидетелем жизни целого предприятия, работающего и опровергающего тем самым рассказы о гибели производства в Пскове. Мы проходим по металлическим плитам пола, и пока поднимаемся по железной лестнице, - проносится  целый ряд ассоциаций из далекого школьного прошлого: начиная с улыбающегося актера Рыбникова и заканчивая лозунгами «догоним и перегоним».

Выглядит все так образцово-показательно и благополучно, что возникает вопрос: может быть, поэтому Павел Павлович легко и бесстрашно согласился на разговор о такой сложной и опасной материи как бизнес?

- Многие, в том числе предприниматели, думают, что плетью обуха не перешибешь. Но есть гораздо больше поговорок противоположного смысла. Например, китайцы говорят, что любой, самый долгий и тяжелый путь начинается с первого шага. Вспомните наши поговорки: дорогу осилит идущий, под лежачий камень и вода не течет… Мне очень нравится еще такая: слабый ищет причину, а сильный – возможность. Я считаю, что человек может все, стоит только захотеть. Если человек хочет, например, стать миллионером, то есть два варианта: он либо станет им, либо нет. Но если он не хочет заработать миллион – он точно его не заработает.  

- Были ли в вашей предпринимательской практике случаи, когда вы выигрывали у обстоятельств, складывающихся против вас?

- Совсем недавно у предприятия был спор с налоговой инспекцией. По мнению ФНС, мы якобы нарушили закон и задолжали государству около 7 миллионов.  Мы не согласились с этой позицией и начали отстаивать свои права. Все говорили: это так опасно, лучше отдать, не то и деньги заберут, и предприятие уничтожат. Я все же решил искать правды, не смирился. Список нарушений, допущенных инспекцией при проверке, занял 9 машинописных листов… В итоге наша правота была признана почти полностью и мы заплатили только символическую сумму.

- Какие доводы были у налоговой? Они же основывались на чем-то, озвучивая такие цифры?

- Был бы человек – статья найдется, как говорится. Совершенных законов не бывает. Хотя, должен признать, с каждым днем они становятся все лучше.

Много лет я планировал эмигрировать, так как считал, что Россия – это страна чиновников и для чиновников. Сейчас я вижу изменения к лучшему и знаю, что могу влиять на ситуацию. До власти наконец-то дошло, что предприниматели – не враги, а движущая сила экономики. Мы же по сути делаем их работу. Возьмем, например, мэра города. Подумалось ему, что хорошо бы проложить трубы к определенным домам. Но не поведет же он их туда сам. На заводе, который принадлежит предпринимателю N, трубу эту сделали, затем перевозчик X ее привезет туда, куда надо, после учреждение Y ее укладывает… Все товары создаются предпринимателями. Даже если заказчиками являются муниципальные органы – они оплачивают работы из собранных налогов, которые – опять же – платят предприниматели. Так что мэр – только координатор, который не производит, а следит, чтобы деньги, заработанные нами, были потрачены на социум.

- Как же в таком случае столько лет без предпринимателей просуществовал социализм?

- Во-первых, это не был социализм. Социализм – это строй для людей, то есть - когда нет бедных, а у нас не было богатых. В соответствии с классическими формулировками из учебника политэкономии – это был государственно-монополистический капитализм с плановой экономикой. Выпустила фабрика 200 левых носков, и ее не заботит, почему они все левые. Труд человека обесценился, поэтому и произошел крах системы. Природа не терпит глупости. Глупость – это исключительная функция человека, в природе она не выживает: побежала антилопа не туда, и ее тут же съели. В 70-80-е предпринимательство считалось преступлением, это же - абсурд. Крах системы – лучшее тому доказательство.

Сейчас власть понимает, что все зиждется на предпринимательстве. Ситуация банальна, почти цинична: зачем нам что-то делать, если это может дать бизнес? Я смотрел как-то документальный фильм о Буэнос-Айресе, так в этом 8-миллионном городе численность мэрии составляла 8 человек. Потому что все вопросы благоустройства города решались через тендеры, которые выигрывали те или иные частные фирмы.

Российское государство наконец-то поняло, что главное – не мешать (а лучше – помогать) предпринимателям. Например, заявленную властями помощь инновационным предприятиям наше предприятие получает. Правда, в последнее время ужесточились условия подачи документов. Это имеет смысл только для серьезных производств, для которых размер субсидии  составляет больше 0,5 млн рублей.  Требуется очень много документов и при меньших суммах беготня не окупит эффект.

- Почему же сплошь и рядом случаются ситуации, подобные вашему конфликту с налоговой инспекцией?

- Любая система инертна. Понимание сначала приходит к самым умным, передовым, и только потом – к большинству.

- С вашей точки зрения, каким образом можно сделать так, чтобы система заработала без сбоев?

- В любой системе есть конфликты и противоречия. С одной стороны, государство должно выращивать бизнес, с другой – собирать с него налоги. Действовать кнутом и пряником. Проверяющие должны быть, это нормально. У нас очень неплохие законы, но не хватает главного – «Закона о тормозах». Объясню. Во всех саморегулирующихся системах имеется механизм обратной отрицательной связи. Есть зеленый свет и есть красный. Если вы пойдете на красный, то вас могут наказать официальные органы (оштрафовать) или судьба (вы получите травму). Вот такого механизма обратной отрицательной связи не существует в отношении чиновников. Например: нашла проверяющая организация нарушения – предприниматель платит штраф. Но если наоборот, если суд решил, что вы невиновны, ответственность этой организации почему-то не возникает. Так вот, пока не будет противовеса, проверки будут сыпаться как из рога изобилия.

У любой проблемы может быть минимум два решения. Допустим, в вашем саду люди протоптали тропинку. Есть несистемное решение: запретить. Есть системное: сделать пешеходную дорожку. Когда президент едет в тьмутаракань, чтобы построить там мост, - это несистемный подход. Когда он собирает дорожников и предлагает составить план строительства мостов на ближайшие три года, - это системный. А сейчас получается, что одна властная структура затыкает дырки в лодке, сделанные другой властной структурой. И то, что мы выиграли суд, - не означает, что завтра проверяющие не придут в фирму альфа, бета, гамма и омега и не потребуют у них того же.

Недавно нас проверяла еще одна инспекция. Несмотря на то, что мы предоставили все требующиеся документы, инспектор целенаправленно составил протокол, что мы их якобы не дали. По сути дела, этот инспектор – преступник. Но ответственности за свои действия он не понесет. Так как нет системного решения. Знал бы каждый сотрудник, что при допущенном нарушении он, например, не сможет 10 лет работать в этой сфере, - подумал бы прежде.

Надо, чтобы работали законы, а не телефонные звонки. А то звонит пенсионер президенту: мне не дают квартиру, и тут же все спешат на помощь: дать срочно. Такой пиар – игра для детей, мне кажется, что это уже «не работает». Я уважаю Путина, но такие решения уже приобретают характер гротеска. На выборах я голосовал за него не потому, что он лучший, а потому, что реальной альтернативы не было.

- Как давно у вас возникли мысли об эмиграции?  

- Мое желание уехать из страны пережило несколько этапов. Впервые такое желание возникло еще в институте, в 1986 году. Я учился тогда в Украинской сельхозакадемии.

- Вы родом с Украины?

- Нет, я родился в Алма-Ате, потом где только не жил – и на Курилах, и в Европе, был в длительных командировках в Японии и Корее… Второй этап планов эмиграции закончился года три назад.

(Павел Слипченко - сидит крайний слева. С коллегами)

- Значит, у вас была возможность сравнить, где все-таки проще, удобнее жить, вести бизнес?

- При прочих равных условиях у нас все же лучше. В отличие от Европы и Америки, у нас есть «завтра».

- Есть точка зрения, что вступление в ВТО отбило у России всякие надежды на «завтра» и прибавило шансов восточным странам, например, Китаю. Как вы относитесь к такому мнению?

- За Китаем и «завтра», и будущее. За ними много разумного, большая мудрость. В ВТО мы выживем, это Европе стоит опасаться. Мы еще не разучились работать, мы не ленивы, не нарастили жир. А Запад не работает, только потребляет. США обречены, так как там люди не понимают, что надо работать, считают, что государство должно их кормить. Это состояние СССР 70-х годов, когда люди сидят и ждут «халяву».

- Ваши слова идут вразрез с утверждениями о том, что русские сейчас не любят и не хотят работать, что в нашей стране низкая производительность труда…

- Я не видел в Европе людей, которые бы работали по 15 часов. У нас на заводе уже даже складываются трудовые династии. Многие работают с самого начала – с 2004 года. Мы, кстати, платим надбавку за выслугу лет.

В Европе у нас есть партнерское предприятие, мировой лидер по выпуску определенного вида оборудования. В апреле этого года в Россию от них поступила партия бракованных запчастей. Брак они признали. Но сейчас ноябрь, а проблема до сих пор не решена. Два года назад в схожей ситуации мы заменили подшипники в Великом Устюге в течение суток. Т.е. мы сегодня уже лучше Европы.

- Давайте вспомним тогда притчу во языцех – производительность и инновационность завода АвтоВАЗ.

- АвтоВАЗ изначально создавался по остаточному принципу, не для «оборонки». Кроме России, нет больше стран, где выпускают не самые хорошие машины? В Европе есть разделение сфер деятельности. Например, в Италии сильны в дизайне автомобилей. Во Франции приоритетом являются мода и парфюм. Трактора лучше всех делают финны и шведы, отличные котлы производят скандинавы. Купил я итальянский котел – он проработал год и рассыпался.

- В чем же сильна Россия?

- В военпроме. В остальном - России тяжело. СССР долгое время находился в изоляции от мировой экономики, поэтому нам приходилось самим производить абсолютно все, а это не способствует выработке чего-то лучшего.  

- Как в таком случае преодолеть инерцию развития и стать успешными?

- Для того чтобы стать успешным, – надо понять причину проблемы. И все, это уже успех на 90%.  Будь я президентом, наверное, в первую очередь постарался бы принять закон о механизме обратной отрицательной связи. И мы бы приблизились к успешному функционированию экономики…

- Вы говорите «если бы я был президентом»… В России любой гражданин имеет право выдвигать свою кандидатуру – у вас были мысли о том, чтобы «сходить» в политику?

- В принципе, политика – это не мое. Я как та сова из анекдота: легко умничать, излагать «стратегию», сложнее - реализовывать. Тем не менее, это возможно.

Как вы считаете, можно забить гвоздь пилой или разрубить доску молотком? Можно. Но зачем? Я эффективен здесь, занимаюсь любимым делом. Каждое действие должно быть в направлении успеха, то есть ты должен знать, куда идешь.

Я состою в партии «Единая Россия», участвовал в первом съезде, когда объединялись «Единство» и «Наш дом Россия», у меня партбилет №14. Когда-нибудь, возможно, я займусь политикой более серьезно. У меня для этого достаточно опыта, я могу взять на себя такую смелость. За 8 лет мое предприятие создало почти 60 заводов со спецификациями по 500 строк, география - от Сахалина до Венгрии, есть производства в Украине, Беларуси, Литве, Молдове. Наверное, я могу говорить о себе как об эффективном менеджере, который может найти наиболее действенные способы решения проблем разного рода.

- Вот, кстати, в обществе почему-то складывается не такое радужное представление о предпринимателях. Для многих бизнесмен – это капиталист, который наживается на бедах простых людей.

- Давайте подбросим монетку. Вы можете предсказать, какой стороной она упадет? И я не могу. Вы можете назвать процент людей, которые считают так, а не иначе? Никто не может. Сделайте репрезентативную выборку. Десять человек скажут, что Слипченко плохой, напишут это на сайте в обсуждениях. Вы пишете комментарии на сайтах? – Нет,  у вас на это нет времени.

В неудачах некоторые склонны винить других. «Я беден, так как жадный капиталист платит 2000 рублей в месяц». Почему капиталист жадный, если другие работники на этом же заводе получают зарплату 30000 рублей?!  И кто мешал грузчику-алкашу стать высокооплачиваемым специалистом?  Я сам - сварщик 6 разряда, могу сварить что угодно, в 2003 году своими руками сварил первый завод.  Кстати, сейчас нам требуются слесари, каменщики, главный энергетик. Можем обучить по специальностям без отрыва от производства.

- Если вернуться к проблемам бизнеса, в том числе связанным с неправомерными частыми проверками, как вы относитесь к инициативе назначения в регионах уполномоченных по правам предпринимателей? Верите ли вы в необходимость такого рода чиновника?

- Можно не верить – если не обращался, если не пытался что-то сделать. Но я считаю, что к бизнес-омбудсмену можно и нужно ходить  – до тех пор, пока не получится. Вот, например, при Хоронене я обратился в городскую администрацию с просьбой продать мне землю, на которой стоит мой дом. Ждал решения четыре года, в итоге - пошел в суд. Вопрос был решен в течение 10 дней.  Не надо бояться! Даже по одиночке мы - сила, если боремся. К тому же сейчас существуют предпринимательские объединения: «Деловая Россия», «Опора России», к мнению которых власть просто не может не прислушиваться. Но, все же, в нашей стране у предпринимателей пока нет реальной политической силы, нет лобби.

- Но ведь термин лобби в нашем сознании имеет преимущественно негативное значение и ассоциируется с коррупцией?

- Вы знаете, что большинство бытовых убийств совершается кухонным ножом? Давайте запретим кухонный нож? Надо не с ножом бороться, а с преступностью, причем делать это еще в детском саду, в школе, чтобы предупредить криминал. Так же и с лоббированием, вредно не лоббирование, а системная коррупция. Любая империя проходит определенные этапы развития: зарождение, расцвет… То же самое и с политическими деятелями. Невозможно нравиться всегда. Приспосабливаться можно долго, но не вечно. Можно долго обманывать одного человека, недолго – немногих, но нельзя долго – многих. Сейчас пытаются бороться с коррупцией, тяжелее всего дело обстоит с системным взяточничеством, но придет время – накажут и их. 

Люди сейчас обманулись в своих ожиданиях: они думали, что мы все время будем идти по графику вверх, а процесс затормозился, возможно, кстати, из-за чиновников. Но это не значит, что мы не развиваемся…

- С вашей точки зрения, насколько в этом провале графика свою роль сыграл мировой экономический кризис?

- Кризис был не энгибитором, а катализатором: он высветил ситуацию, а не создал ее. Чтобы вам понятнее было, приведу сравнение: человек болен, у него очень сильно болит голова. Он вместо того чтобы пить антибиотик, пьет анальгин. Самочувствие временно нормализуется, но спустя какое-то время снова приходится пить анальгин, т.к. человек не выздоровел. Кризис вымыл анальгин из крови российской экономики. Кризис – это благо, особенно для России. У нас похмелье наступило до летального исхода. Кризис остановил нас, не дав упасть окончательно. А вот США эту стадию пропустили.

- Как вы нашли свое направление бизнеса? Вы говорили, что получили сельхозобразование – это весьма косвенно связано с тем, чем вы занимаетесь теперь…

- В 1983 году я поступил в Академию, где изучал практически все биологические науки. Моя специализация – пчеловодство. И первое место работы, если не считать СМУ малой механизации в Алма-Ате, где я работал слесарем в 82 году, - пчеловодческий совхоз в Приморском крае. Сначала  работал зооинженером, через четыре месяца стал директором.

Полученные знания мне очень помогли в нынешней деятельности, а занимается завод выпуском оборудования для переработки биомассы. К тому же у меня очень хорошая память, знания носят энциклопедический характер. Я часто участвую в конгрессах, совсем недавно выступал с докладом в Греции.

- То есть вы ведете еще и научную деятельность?

- Да, мы выпускаем в железе мои изобретения.

- Как становятся изобретателями - от хорошей или плохой жизни?

- Изобретателями не рождаются, и институтов, где бы делали изобретателей, нет. Но научиться этому можно. «От хорошей или плохой жизни» - философский вопрос… Жизнь не бывает хороша или плоха. Любая оценка – это попытка запихнуть мир в какие-то рамки. Граница между плохим и хорошим проходит в голове, у каждого – индивидуально.

- Что хорошего ожидает завод СПиКо в ближайшем будущем? Каковы ваши планы?

- Мы строим новый завод (в настоящее время предприятие работает на арендованных площадях – ред.), уже есть фундамент. Первую очередь сдадим, надеюсь, уже в первой половине 2013 года.

На дальнюю перспективу - хочу сделать транснациональную корпорацию. Такую, как Пепси-Кола. Признанную во всем мире торговую марку. Она на самом деле уже и создана: наш бренд известен не только в России и ближнем зарубежье: коммерческие предложения направляются в 29 стран мира.

Многие в своей рекламе утверждают: «Мы лучшие». Мы так не говорим. За нас говорят цифры: почти 60 заводов за восемь лет. Кто еще так может? Нам мало быть просто лучшими. Мне нравится выражение undisputableleader –  безоговорочный, бесспорный лидер.

Беседовала Елена Никитина



Распечатать:     Комментарии: 12

Что больше всего подорожало в псковских магазинах?







смотреть результаты




Искать:
Где искать: Сортировать:






 

Читают




Обсуждают













Что больше всего подорожало в псковских магазинах?







смотреть результаты


Loading...