Проекты: Версия для слабовидящих Чистый город HiTech Дача Реклама на ЦДИ

Торгово-Промышленная Палата  | весь раздел

Время трудностей, время возможностей - Владимир Зубов о текущей экономической ситуации

18.03.2015 11:43 ЦДИ, Псков

Непопулярного слова «кризис» государственные мужи сегодня стараются избегать, предпочитая называть сложившуюся экономическую ситуацию негативным трендом, обусловленным внешнеполитической конъюнктурой, который можно и нужно преодолевать в тесной кооперации бизнеса, власти и общественных организаций.

Если семантические и причинно-следственные тонкости, касающиеся происходящего в стране – это еще повод для дискуссии, то в необходимости консолидации усилий для преодоления трудностей сомневаться не приходится. Очевидно, что достичь целей импортозамещения, модернизации промышленности и развития экономики без взаимодействия всех заинтересованных сторон просто не получится.

Это хорошо понимают в Торгово-промышленной палате Псковской области, которая объединяет сегодня на добровольной основе около 500  предприятий и организаций, представляющих наиболее активную часть предпринимательства региона. Центр Деловой Информации обратился к президенту региональной ТПП Владимиру Зубову с просьбой рассказать, чем сегодня живет псковский бизнес и какие шаги предпринимает Палата для его поддержки.

Алло, мы ищем инвесторов!

- Владимир Анатольевич, подходят к концу первые три месяца 2015 года. Какие основные направления работы Палаты вы можете отметить за этот период?

- Торгово-промышленная палата смотрит, каким образом нужно адаптировать спектр услуг в текущей изменившейся ситуации. В частности, мы отрабатываем запросы псковских предприятий  по поиску возможных инвесторов из соседних государств и наоборот - проводим подбор интересных площадок по запросам наших соседей. У них, в связи с сокращением рынка после введения Россией эмбарго на поставку продуктов из стран ЕС, возникают и анализируются встречные идеи возможного перемещения производства в нашу страну. Для этого необходимо найти и сложить вместе некие базовые элементы: свободные площади, рабочие руки, провести регистрацию предприятия, решить вопросы с возможностью получения льгот по налогообложению и т.п. И главное, для них важно понять, готовы ли региональные администрации и руководители местного самоуправления пойти навстречу, не взирая, на политическую риторику и финансовую нестабильность, предоставить декларируемые льготы для таких компаний.

К сожалению, по субъективным причинам, сегодня у западных коллег складывается впечатление о каком-то политическом заслоне, что любой человек из-за границы воспринимается у нас как инородное звено, с какими бы деньгами он не пришел. И тут западная пропаганда работает очень агрессивно, насаждая негативный образ нашей страны и российского рынка с точки зрения неприветливости к внешнему инвестору. Мы такие мысли развеиваем по мере возможности.

Разумные люди понимают, что на деле ситуация выглядит, наоборот, благоприятной. Во-первых,  у нас снизилась конкуренция, и определенные ниши освободились. Во-вторых, сейчас западные инвесторы могут войти в нашу страну с меньшим капиталом и получить бОльшие возможности для развития, чем до девальвации рубля. В том числе сэкономить на аренде помещений, стоимости энергоресурсов, заработной плате, которые у нас номинируются в рублях, а не в евро. Даже при снижении общей доходности рынка позитивная маржинальность все равно остается.

Новое время требует новых подходов

- Насколько я знаю, Торгово-промышленная палата старается идти в ногу со временем и активно развивает направление электронных услуг.

- Да, сегодня идет активная адаптация услуг Торгово-промышленной палаты к электронному пространству. Эта работа ведется совместно с ТПП РФ. Параллельно работает несколько ресурсов, включенных в одну общую систему. Это позволяет, например, вести поиск контактов по всей сетке Торгово-промышленных палат, а это более 52 тысяч организаций. Можно осуществлять поиск партнеров, в том числе, по субконтрактингу.

Сам проект электронной торгово-промышленной палаты (ЭТПП) состоит из двух частей: внутренней, рассчитанной на сотрудников ТПП, и внешней, ориентированной на представителей бизнеса. Такая единая система позволит воспользоваться услугами, которые не предоставляет региональная ТПП.

К примеру, Приморская палата во Владивостоке сделает более качественный перевод с китайского или японского языков, а Псковская лучше сделает перевод с эстонского или латвийского. Такой симбиоз позволит предпринимателям минимизировать расходы и получить более широкий спектр услуг.

- Недавно региональную ТПП посетил заместитель директора Департамента информационно-коммуникационных технологий ТПП РФ Дмитрий Румянцев, который в частности коснулся очень интересной темы – системы преференций и льгот для членов вашего сообщества. Расскажите, пожалуйста, об этом поподробнее.

- Впервые с такой системой я столкнулся в свой первый визит в США в 1994 году. Торгово-промышленная палата не только объединила предпринимателей, но и в их интересах провела переговоры с ресурсоснабжающими компаниями и организациями, оказывающими те или иные услуги, будь то связь, страхование, транспорт или реклама. С удовольствием бизнес предоставил и скидки друг другу. Таким образом, внутри палаты появилась сеть дисконтирования, и это стало еще одним стимулом для вступления в эту организацию.

Теперь внутрикорпоративная система лояльности внедряется и у нас. Она будет действовать в электронном виде с подтверждением легитимности того или иного обязательства члена Палаты. Проект уже разработан и проходит заключительную стадию тестирования, в том числе тестируется интегрированная система электронной оплаты услуг с помощью различных электронных средств, а также система персональной идентификации и доступа.

Полагаю, что во второй половине 2015 года сеть будет запущена в широкую эксплуатацию. Члены псковской палаты уже интегрированы в нее.

Достойных – в золото!

- Сейчас у нас активно ведется работа с бизнес-сообществом региона, как с членами ТПП, так и не членами, по формированию списка компаний, которые войдут в «Золотые страницы Псковского бизнеса». Это будет титульное подарочное издание, посвященное 20 годам активного формирования предпринимательства в новейшей истории России. Можно сказать, оно станет бренд-буком псковского бизнеса и региона в целом.

Это издание зафиксирует ту ситуацию, которая сложилась за годы и бурного развития, и времени вынужденных экономических спадов.  В будущем оно станет показателем стабильности псковского бизнеса при любых правительствах и разных экономических условиях и внешних вызовах.

Вопросов пока больше, чем ответов

- Торгово-промышленная палата известна, прежде всего, как организация, консолидирующая предпринимателей. Полагаю, сегодня это направление вашей работы востребовано особенно?

- Традиционно, когда происходят экономические спады, возникает больше вопросов и к экспертным организациям. Полагаю, в этом году это повлечет за собой приток новых членов в ТПП. Потому что когда все хорошо и стабильно, вроде бы и помощи никакой не надо, но когда что-то начинает ускользать из рук, и происходят необъяснимые процессы, то возникает необходимость почувствовать чувство локтя, что ты не один.

Любой кризис предполагает не только потери, но и находки. Поиски новых направлений, в которых есть перспективы развития в кооперации с кем-то. И в данном случае мы являемся незаменимым инструментом для состыковки таких людей в процессе общения и установки статуса доверия между сторонами.

Торгово-промышленная палата достаточно плотно включилась во взаимодействие с органами власти в работе по минимизации негативных последствий текущей экономической ситуации как для бизнеса в целом, так и для псковских предпринимателей в частности. Прежде всего, речь идет о заседаниях оперативного штаба, созданного по инициативе губернатора Андрея Турчака.

Такие заседания проводятся еженедельно, на них проводится пристальный анализ актуальной ситуации по различным направлениям, для того чтобы можно было понять динамику социально-экономического положения и оценить, насколько продуктивно движение бизнеса и государственных служб навстречу друг другу.

Сегодня псковских предпринимателей в первую очередь тревожат заградительные по сути кредиты и удорожание импорта. В нашем регионе достаточно много предприятий базировались на работе с импортными товарами и их дистрибуцией по всей территории РФ.

Непростая ситуация сложилась у промышленных предприятий с госзаказами.  Сейчас, к сожалению, даже госкорпорации или компании с госучастием расторгают договоры по ранее проведенным тендерам в связи с сокращением финансирования. Происходит это по объективным причинам, но так или иначе негативно влияет при этом на финансовое обеспечение наших псковских предприятий. Они вынуждены переходить на сокращенный график работы - по три дня в неделю, отправлять сотрудников в отпуск за свой счет.

В таких ситуациях бизнес, конечно, обращается и к властям, и к общественным организациям, чтобы узнать, какое подспорье он может получить. И тут важна не столько финансовая помощь. Нужны гарантированные заказы, в том числе и от государства. Где те 15% госзаказов, которые обещали для малого и среднего бизнеса? Где 25% для инновационных предприятий? Насколько те планы, которые декларирует государство по импортозамещению, оно готово выполнить в новых создавшихся условиях. Увы, вопросов пока зачастую вопросов больше, чем ответов.

«Мы не констатируем, а сопротивляемся внешним вызовам»

- Какая конкретная помощь предлагается сегодня бизнесу.

- Компании, которые являются основными плательщиками в бюджет, на которых работает сегодня большое количество людей, находятся сейчас, можно сказать, в режиме повышенной опеки. Для многих предлагается отсрочка по налоговым платежам. Это касается в первую очередь великолукских промышленных предприятий, которые испытывают сложности в связи с отказами по контрактам.

Ситуация с уменьшением финансирования дорожного фонда сказалась на организациях, которые занимаются ремонтом дорожного покрытия. Они рассчитывали на эти деньги для погашения своих долгов перед бюджетами различных уровней, но этого не произошло. Понятно, что если эти организации сейчас обанкротить, то и в будущем от них не придется ничего ожидать, тогда как проблема дорог всегда будет актуальной. Поэтому ищутся какие-то компромиссные решения по замораживанию и с переносом их выплат на более поздние сроки.

Достаточно большое внимание уделяется контролю над освобождением рабочей силы. Выделяются большие средства для центров занятости на переподготовку и переквалификацию кадров. К сожалению, у нас существует мощная диспропорция между людьми, которые потеряли работу, и теми специальностями, которые на рынке востребованы. Высвобождается в основном управленческий персонал: менеджеры, юристы, маркетологи, экономисты, а на рынке труда нужны квалифицированные рабочие массовых специальностей, инженеры-конструкторы, проектировщики, наладчики, станочники, программисты, в общем, те, кто занимается реальным производством, а не его управлением. 

- В чем же проблема? Ведь эти профессии сегодня хорошо оплачиваются, уж точно не меньше, чем труд менеджеров или маркетологов. Почему люди неохотно их выбирают?

- Это проблема системы нашего образования, в которой давно назрела необходимость реформ. Сегодня рабочие профессии считаются не престижными, «для неудачников», которые не смогли преуспеть в жизни. И это транслируется, в том числе, и в образовательных учреждениях.

Сегодня молодые люди стремятся во что бы то ни стало получить высшее образование, не задумываясь, будет ли оно востребовано впоследствии или нет. Это не говоря о том, каким образом они его получают и  какого уровня специалистов мы получаем на выходе. Все это приводит к человеческим трагедиям.

Система профтехобразования в стране практически исчезла. Разделение на бакалавриат и магистратуру совершенно обезличило ценность высшего образования,  инженерной квалификации. ЕГЭ – это торжество дебилизации в образовании, как учеников, так и педагогов. Сейчас у нас в стране нет того целостного образования, которое бы соответствовало насущным потребностям современного российского государства.

С Запада – на Восток

- Вы упомянули, что заседания оперативного штаба еженедельно  оценивается текущая ситуации. Значит, уже можно сделать выводы, ухудшается она или стабилизируется, а, может быть, даже улучшается?

- Однозначно ответить на этот вопрос нельзя. Так, для предприятий, которые настроены на экспорт, конъюнктура изменилась к лучшему. Сейчас достаточно высокий спрос на продукцию из древесины, строительные материалы, продукты переработки нефти, которые отправляются на экспорт. Те же, предприятия, которые занимались импортом, сегодня нередко терпят убытки, в принципе приостанавливают деятельность и не могут выполнить ранее взятых на себя обязательств. Курс национальной валюты серьезно просел, и та маржа, которая была заложена в прошлогоднюю контрактную цену, с лихвой  поглощается образовавшейся курсовой разницей на закупе.

Сегодня некоторые предприятия обращаются к нам для подтверждения обстоятельств форс-мажора. К сожалению, текущая экономическая ситуация не является форс-мажорной, она полностью зависит от воли и сознания людей и не является стихийным бедствием.

Достаточно серьезные проблемы испытывает промышленный сектор. Меньше всего проблем, наверное, у пищевой отрасли. Ситуация с запретом импорта из стран ЕС и США, привела к тому, что местная продукция стала востребованной.

Естественно, у всех не хватает финансовых ресурсов для того, чтобы увеличить свои производственные мощности. Или они завязаны на поставки импортного оборудования. В этом и нюанс – предприятия готовы расширяться, но оборудование, которое необходимо для технологического процесса, у нас в России, к сожалению, не производят, а если и будут производить, то года через три-четыре. Понятно, что такие сроки никого не удовлетворяют.

Именно поэтому сейчас изменился вектор спроса. Если раньше закупали оборудование в Германии, Испании, Италии или Швейцарии (например, высокоточные станки для ПЗМП), то сейчас вектор направлен уже на Корею, Китай, Малайзию… Сейчас происходит переориентация рынка с точки зрения уменьшения затрат и сохранения действующих производств.

- Но ведь цены и в восточных странах привязаны к инвалюте, к доллару. Почему же теперь выгоднее покупать у них? А раньше было невыгодно?

- У них изначально цены были раза в два ниже, чем у европейских поставщиков. Раньше предпочитали брать западное отчасти и потому, что существовало предубеждение к продукции восточных стран. Сейчас они постепенно снимаются.

К слову, такие же предубеждения были и в отношении тканей. Скажем, у псковской швейной фабрики «Славянка» раньше была возможность закупать ткани в Италии, Франции и других странах, теперь там переориентируются на Турцию, Китай и Пакистан. Качество у них не хуже, а ценовая планка – ниже. Кроме того, по факту зачастую западные страны закупали те же ткани у восточных стран, а потом продавали от своего имени по большей цене.

- Курсы главных валют, пусть незначительно, но все-таки снизились. Евро стоит уже не 80 и даже не 70 рублей, это как-то улучшило обстановку для нашего бизнеса?

- Курсы валют сами по себе не так и важны. Гораздо важнее предсказуемость политики, которой в финансово-экономическом сфере сегодня никто не видит. Пусть бы курсы были и 80, и 90 рублей за евро или доллар, но при этом мы бы понимали, что политика Центробанка носит последовательный характер, что мы боремся с инфляцией или за стабильность национальной валюты. Сегодня же к чему сводится, как они называют, таргетирование  совершенно не понятно. Складывается такое впечатление, что независимость ЦБ от государства выражена в его полной зависимости от международного валютного фонда. И резкое повышение  и небольшие уменьшения ключевой ставки являются лишь слепым следованием советам МВФ. Ничего доброго для экономики России такой подход не сулит.

Наше государство должно быть самодостаточным, чтобы национальная валюта регулировалась со стороны экономической ситуации, а не предрекало ее. Пока же, все, что делалось за последние полтора года мегарегулятором, делалось лишь в ущерб экономике России.

- То есть недавнее, действительно незначительное понижение ключевой ставки на текущую ситуацию особо не повлияет? Неужели кредиты так и не станут хоть чуть-чуть доступнее для бизнеса?

- Понижение ставки рефинансирования - это показатель того, что ЦБ видит некую стабильность ситуации. Однако она по-прежнему остается запретительной для получения кредитов, а если нет кредитов, нет возможностей и работать в прибыль. Сегодняшняя ставка, может быть, хороша для закрытия каких-то краткосрочных платежей, но ни в коем случае ни для работы на перспективу.

Именно поэтому, сейчас либо принимаются специальные программы субсидирования процентной ставки по кредитам. Так для аграриев общая нагрузка по кредитам будет не более 10% в год. Это ниже инфляции, поэтому сельхозпроизводителей такое положение дел устраивает. Уже принята программа поддержки и системообразующих предприятий в промышленности, инновационных предприятий.

Вопрос лишь в том, когда механизм выделения денег начнет работать фактически. Пока, кроме слов, реальных действий в направлении бизнеса и реального потока денег нет.

Банки получили свыше триллиона рублей на докапитализацию через Агентство страхования вкладов. Я считаю, что если они получили такую серьезную подпитку, то они должны заниматься реальным кредитованием. Для них должны быть установлены четкие ориентиры, какая сумма должна пойти на реальное финансирование по льготным тарифам в основном малого и среднего бизнеса, а не на очередную закупку валюты и разгон создавшейся валютной истерии.

Время перекосов

- А вам не кажется, что сейчас началось время перекосов? Например, агропромышленный комплекс оказался в более вольготных условиях на фоне эмбарго и объемов господдержки, чем промышленность. Да и о крупных холдингах государство заботится больше, тогда как малому и среднему бизнесу помогают, скорее, по остаточному признаку.

- Перекосы действительно есть, и их нужно устранять. Я выступаю за любое возрождение сельского хозяйства, потому что огромное количество прежде пахотных земель сегодня в нашей области зарастают кустарником и, по сути, выведены из сельхоз оборота, хотя формально таковыми числятся.

Мы можем и должны выращивать культуры, которые будут востребованы не только на нашем рынке, но и за рубежом: лен, картофель, свекла, турнепс, репа, фуражное зерно и так далее. Уверен, это было и будет всегда востребовано, чтобы снова на этих полях появились трактора, посевная техника и люди. Это путь к реальной продовольственной безопасности и тому, как и чем занять сегодня людей на селе.

Но надо понимать, что у сельского хозяйства «вегетативный период» более короткий, чем в промышленности.  За год сельхозпроизводитель может расшириться, восстановить посевы, получать урожай и прибыль. В промышленности внедрение производства нового вида продукции - гораздо более длительный и затратный процесс. Закупка станков, оборудования, обучение персонала – все это потребует больших вложений. Поэтому процесс позитивной отдачи со стороны промышленности действительно затягивается.

Те предприятия, которые уже заняты сегодня импортозамещением, оказались в то же время отрезаны прямыми запретами на передачу технологий и снижением покупательской способности национальной валюты. Поэтому они и помощи от государства должны получить больше.

Ориентация инструментов господдержки только на крупный бизнес – это тоже неправильно. Да, крупный бизнес более виден, более звонок, но это явная недооценка ситуации, которая может выйти боком не только для экономической, но и политической стабильности внутри страны, если мы не будем уделять должного внимания малому и среднему бизнесу. Его тоже надо постоянно подпитывать, в том числе госзаказами.

- Те, кто выиграл сегодня от эмбарго, тем не менее, расширяться не всегда спешат. Вдруг его отменят, и произведенная продукция окажется никому не нужна…

- Действительно, страхи есть и у аграриев, и у промышленников, которые не рискуют развивать производство, наращивать мощности, опасаясь, что потом их товары не найдут спроса. Но я уверен, те, кто вовремя займет нишу на рынке, тот без дела не останется.  Тот, кто боится действовать, никогда не будут в передовиках.

Сейчас создана благоприятная атмосфера для завоевания потребительского рынка. Так произошло в частности с Порховским маслосырзаводом. Это предприятие существенно расширило спектр своего присутствия на рынке, вовремя проведя технологическую перестройку с участием специалистов, привлеченных ТПП Псковской области. И те деньги, которые были потрачены два года назад, вернулись здесь сторицей. Аналогичная ситуация и у Великолукского молкомбината, освоившего передовую технологию по производству полутвердых сыров.

- Прогнозы – дело неблагодарное, и все же, как ситуация будет развиваться дальше?

- Прогнозы я делать не берусь. Могу лишь сказать с уверенностью, что пройдет и эта ситуация турбулентности. Я надеюсь, что если не в этом или следующем году, то, по крайне мере, в ближайшей перспективе, мы встанем на твердые рельсы экономического развития.

Но здесь нужно понимать, экономическая стабильность в России возможна только тогда, когда мы перестанем быть экспортно-сырьевой страной за счет продажи природных ископаемых. Если мы будем производить, как когда-то в СССР, мощнейшую добавленную стоимость, если сумеем хотя бы на 75% обеспечить себя и не более 25% - это будет импорт, только тогда экономическая безопасность нашего государства будет гарантирована.

- На это уйдет не одно десятилетие…

- Но это все равно нужно делать! Иначе мы станем лишь придатком других стран, в которых это уже сделано.

Беседовал Александр Серединин





ЦДИ выяснил, что в Пскове есть травмоопасные и при этом «ничьи» детские площадки. А какой игровой комплекс - в вашем дворе?









смотреть результаты




Искать:
Где искать: Сортировать:






 
 









ЦДИ выяснил, что в Пскове есть травмоопасные и при этом «ничьи» детские площадки. А какой игровой комплекс - в вашем дворе?









смотреть результаты


Loading...