Проекты: Версия для слабовидящих Чистый город HiTech Дача Реклама на ЦДИ

Стиль / Красота  | весь раздел

Нет такой профессии! - один день с псковским татуировщиком

30.08.2019 14:13 ЦДИ, Псков

В сегодняшних реалиях стать обладателем рисунка на теле так же просто, как сделать маникюр или стрижку. Повсеместно возникают новые тату-салоны - модные, яркие, нарядные. 

Что такое татуировка сегодня? Наличие рисунков на теле - это дань моде или знак инакомыслия? В первом случае человек стремится стать частью чего-то большого, во втором - наоборот дифференцироваться. Героем проекта «Один день с...» стал один из самых востребованных и вместе с тем закрытых татуировщиков Пскова Артемий Немеровский, молодой представитель старой школы татуировки и член команды студии INKK NOIRE tattoo («Черная тушь»). 

Большое количество татуировок на открытых участках тела, в том числе и на лице - при первом взгляде на него становится очевидно, что татуировка - это его жизнь. В нашем небольшом городе Артемия сложно не заметить, и мысли о том, что его личные татуировки - дань моде как-то даже не возникает. 

Суббота для Артемия традиционно рабочий день, встречаемся по пути в студию. Казалось бы, хорошая возможность обсудить предстоящий день, но разговор выходит весьма напряженным. Татуировщик максимально сосредоточен - впереди работа.


- Как ты относишься к своей профессии?

- Нет такой профессии! - заявили моей дочери в школе, когда в очередной раз выясняли, чем занимаются родители учащихся, а она сообщила, что ее отец татуировщик, - улыбается Артемий. 


Действительно, нет в классификаторе специальностей наименования «татуировщик», да и какую-то близкую или смежную назвать трудно. Художник - лишь отчасти, да и задачи совсем разные. Без навыка рисунка - нельзя, но вместе с тем необходимо знание анатомии, медицины, химии и технической части, объяснил Артемий.


- Люди придумали, что профессия - это значит работа, а работа - это то, чем ты не совсем любишь заниматься, а даже, если любишь, то все равно от этого раз в год надо отдыхать. Я от того, чем занимаюсь, отдыхать не хочу! Следовательно, сказать, что это моя работа, я не могу. Это образ жизни.


Первая профессия Артемия - учитель английского языка, педагогический стаж - три года. Уже потом решение, что необходимы перемены и поиск новой профессии.


- Как ты стал татуировщиком?

- Раньше я думал, что человек выбирает путь, теперь же я уверен, что путь сам находит человека. Меня всегда привлекала эта культура, поэтому, еще работая в школе, я был к ней причастен - у меня были татуировки, полученные от других мастеров (Да-да, именно полученные. Делает татуировку мастер, а клиент ее получает - такие вот тонкости). Поэтому я просто считаю, что пришел к тому, что я должен делать. 

По пути Артемий постоянно отвечает на сообщения в мессенджере. Поясняет, что это переписка с клиентом.

- Ты всегда с готовностью отвечаешь потенциальным клиентам?

- Нет, так происходит не всегда. Сейчас мы обсуждаем конкретную работу, которая предстоит, это уже консультация.

- Как часто потенциальный клиент становится реальным?

- В восьми из десяти случаев разговор становится предметным. Ко мне люди редко обращаются впустую. Случайных видно сразу - на такие сообщения могу и вообще не ответить. Чаще пишут уже те, кто решил, что хочет татуировку от меня.

- Как выглядит твой клиент? Можешь его описать?

- Ну портрета моего клиента нет, - смеется. - Но большинство сейчас - девушки. Тут все просто: я рисую цветы, а они востребованы именно среди женщин. Я люблю делать цветы. Они получаются. Всегда разные. Мне нравится размещать цветы особенно на женском теле. Бывает так, что увидел девушку с татуировкой и запомнил, врезалось в память. Девушку не запомнил, а вот татуировку запомнил. Результат.
Но не всегда, колол цветы и мужчинам. 


Действительно, если внимательно рассмотреть страницы Артемия в соцсетях, большинство эскизов, которые он предлагает - цветы. Необычные, таинственные, манящие, неизменно черные и очень узнаваемые. Становится понятно, что имеют в виду люди, которые уверенно произносят «стиль Немеровского».


 

- Как ты вырабатываешь свой стиль? 

- Я не рисовал никогда. Не ходил в детстве в художественную школу, например. Зато страсть к каллиграфии была всегда - я рисовал готические буквы. Это я делал для оформления музыкальных дисков, рисовал логотипы. С этого татуировка и началась - Андрей Колбасин увидел, что я рисую и предложил татуировать. Мастерство рисунка я осваиваю самостоятельно. Не умеешь чего-то - иди и учись.Так и вырабатываю. Главное правило - не копировать ничего чужого.
Сейчас это только черная татуировка.

- Для этого нужно вдохновение?

- Я не из тех людей, которые ноют, что нет вдохновения. У меня оно есть всегда, это вдохновение к рисунку. Я считаю, что тем, у кого нет вдохновения, надо заниматься чем-то другим, более подходящим. Чем - пусть сами решают.
Я всегда интересовался живописью. Первые картины, которые меня привлекли - оформление музыкальных альбомов. Среди групп, играющих death metal и black metal, такие художники и граверы как Джо Петагно, Крис Вервимп, Кристиан Валин, Ханс Руди Гигер, позже Паоло Джиарди и многообразный Тимо Кетола. Мое вдохновение и вечный путь самообразования от бессмертных классиков Европейского и Северного Ренессанса - это Дюрер, Босх, Брейгель, Доре, Караваджо.


Профессиональный путь Артемия начался, когда псковские мастера Андрей Колбасин и Дмитрий Приказчиков, какое-то время уже работавшие вместе, решили переехать в помещение, которое можно будет называть тату-студией. Артемий сначала был другом и клиентом, на этом этапе стал уже членом команды. История современной «Черной туши» началась именно с такого состава.


- Тогда, уже втроем мы сели придумывать название, придумали «Черную тушь», я название предложил, всем понравилось. Потом родилась эта игра слов - INKK NOIRE. По сути, это тарабарщина,оба слова написаны заведомо умышленно с ошибками, как «гримуар» (книга, описывающая магические процедуры и заклинания для вызова духов или содержащая колдовские рецепты). С тех пор мы так и называемся. Я сразу стал себя чувствовать себя здесь частью команды. Не просто часть тусовки, а человек при деле.


«Мы пришли», - говорит Артемий и показывает на вход. Вокруг нет никакого упоминания, что здесь расположен тату салон - ни вывески, ни баннера, ни таблички с режимом работы. 


- Почему нет опознавательных знаков? 

- То, что у нас нет вывески, нет никакой рекламы, сознательное решение. Идеология. Хочется хоть немного оградиться от мира быстрого потребления. Хотя бы в татуировке. Если у нас и будет реклама, то это будет в нашем духе, мне нравится удивлять не только вокруг людей, но и самому быть удивленным.
Раньше как происходило: человек, если хотел получить татуировку, он сам должен был найти, где и как ее сделать. Чтобы получить татуировку, то есть рисунок, который останется с тобой на всю жизнь, нужно пройти путь. Вот мы и храним традиции, - смеется. - Если нужна татуировка, нужно прийти в странное место, где играет странная музыка и так далее. Человек становится сопричастным - это должно быть так в моем идеализированном мире.


«Черная тушь»  расположена на мансардном этаже ничем не примечательного здания, на первом этаже - магазин, аптека и стоматология. Заходя внутрь, попадаешь совершенно в другой мир. Музыка действительно впечатляет, как выразилась одна моя знакомая, побывавшая здесь раньше - «звуки из склепа». Черные стены, внушительных размеров виселица, повсюду черепа и кости. В общем, впечатление производит. Вместе с тем на стенах повсюду рисунки с дружескими подписями, на полках - достойная подборка книг, аудиосистема и коллекция виниловых пластинок, небольшой уголок-кухня, два больших дивана и журнальный столик. Пожалуй, есть все необходимое, чтобы проводить здесь много времени. 


- Что INKK NOIRE лично для тебя?

- Это не студия, это мастерская, если можно так сказать. Я сюда прихожу и здесь рисую, татуирую. Здесь играет музыка, которую я люблю, сюда приходят люди, которые хотят меня видеть. Я здесь каждый день вне зависимости от погоды и времени года - если нужно меня найти, люди знают, я здесь.
Кроме того, INKK NOIRE - это те люди, которые здесь работали, они навсегда часть этого места. Андрей Колбасин, Дмитрий Приказчиков, Александр Бахаревич и Макс Лешин.


Зайдя в студию Артемий перекидывается парой фраз с уже работающей коллегой Викой, начинает готовить место. Процесс сопровождается громкими шутками, смехом. Сейчас ничего не выдает в мастере волнения перед работой. Приходит клиент, надевает бахилы и отправляется к кушетке. Несколько минут разговора, и работа началась. 


- Как ты работаешь?

- Я чувствую ответственность за то, что я делаю, понимаю, что этот рисунок навсегда. Это целый комплекс ответственности - качество исполнения, все медицинские вопросы. Если человек пришел ко мне, он должен быть спокоен.
У меня есть определенный обычай: место для работы я всегда готовлю еще до прихода клиента, но собираю инструмент прямо перед клиентом. Мне важно, чтобы человек видел, что инструмент стерилен. Я делаю то, с чем практически невозможно столкнуться при приеме у врача в современной стоматологии, - шутит Артемий.

 

- Ты помнишь первую татуировку, которую сделал?

- Первую татуировку я сделал самому себе - своеобразный обряд инициации. Это было в апреле 2012 года. Татуировка расположена на ноге - максимально удобно делать. Это печать из средневекового гримуара Goetia. На сегодняшний день это единственная татуировка из того периода жизни, которую я не закрыл, не переделал и не стану этого делать. Она несовершенна, но очень значима для меня.

- Почему печать? 

-  Это средневековый оккультный символ, обладающий сакральным для меня значением. Думаю, это все, что надо знать. Многое, что я делаю, что мне нравится пронизано символикой Темного Средневековья. По моему мнению, это было время, лишенное так называемых достижений благ цивилизации, но оно было прекрасно. Я говорю об источнике знания и истинного света. А тьма - это сегодняшняя бездуховность, отсутствие тяги к знаниям, науке и искусству.

- Ты татуируешь семь лет. Есть за это время работы, за которые тебе стыдно? 

- Стыдно - нет, но есть работы, которые мне не нравятся теперь. В каких-то случаях я недоволен рисунком. Встретил не так давно такую работу - цветная сова. Вот честно, закрыл бы ее, переделал, а человек носит, и еще умудряется мне заявлять: «У кого еще есть такая большая цветная татуировка от тебя!» При этом некоторые работы могут нравиться людям, а мне - нет.

- Почему?

- За годы сформировался вкус, наверное. Интересно, что рисунки стали проще - так татуировка с годами будет лучше себя вести, я ведь не просто рисую, я рисую татуировки. Бывает и так, что человек несколько лет татуируется у меня, я могу предложить перекрыть что-то, что раньше делал.

- А сами клиенты просят переделать что-то?

- Часто приходят перекрывать чужие работы. Свои - нет.
Клиенты чаще всего бывают недовольны маленькими работами. Когда работа масштабная, человек к ней уже готов. Представляет себе ее, это ведь действительно серьезно. Не встречал людей недовольных большой работой.


За этот день два человека стали обладателями татуировок от Артемия Немеровского. Работы абсолютно разные, но обе очень важные для людей, получивших их: достаточно масштабное перекрытие старой татуировки и совсем небольшой, но символичный рисунок. По всему становится понятно, что для мастера значимость работы не зависит от ее размера.


- А как ты относишься к маленьким татуировкам?

- Серьезно. Для меня это маленькая работа, которая станет проходной, могу потом и забыть про нее. Увижу - обязательно вспомню. А для человека она, скорее всего, значима. Я осознаю это.

- Ты можешь отказать клиенту?

- Да, легко, если считаю нужным. Могу сказать, что человеку не нужна татуировка, или не нужна татуировка от меня. Могу прямо сказать, что не умею делать то, что от меня хотят. 

- Часто так делаешь?

- Да. Например, не делаю татуировки очень молодым людям, на это много факторов влияет, в том числе и осмысление жизни.  Для меня важно, как человек будет носить татуировку. Если человек сам при этом интересен - отлично. Когда все совпадает, сам рисунок говорит о человеке.

- Работать только с тем, с кем хочешь - это свобода? 

- Да, конечно. Я свободен. Я делаю то, что я хочу, иду туда, куда я хочу, работаю с теми, с кем я хочу. Но у сладостного блаженства свободы есть цена. Всегда. Бесконечное ощущение непонимания. Непонимание это нарастает, круг близких становится постоянно уже. Для этого есть слово - одиночество. Один пришел в этот мир, один и уйдешь. Ты можешь быть в центре событий, вокруг тебя куча людей, но по сути - ты одинок.

 

- Ты определенно вызываешь интерес своим внешним видом. Почему у тебя столько татуировок? 

- Потому что они значимы для меня. Мой внешний вид - это то, как я себя чувствую. Это может быть и работа на публику, но это последнее, о чем я думаю. 

- У татуировщика должны быть татуировки?

- Да, обязательно. В моем понимании, мастер должен быть татуированным. Отсутствие татуировки неприемлемо. Мне не о чем говорить с таким человеком. Сделать татуировку - это ерунда, а вот получить татуировку - да! Особенно большую. Ты к ней подготовился, ты к ней пришел, ты на ее накопил деньги и, наконец, ты ее вытерпел. Не может человек, который не прошел этот путь сам, делать татуировки.

- Расскажи о своих татуировках.

- Они все символичны. Из тех, что видны - ключ. Эскиз мой, выполнил работу Макс Лёшин. Это символ хранения знаний, гвоздь - примерно такие гвозди ковались здесь территориально. На руке, на самом видном месте - тату машинка. Эта татуировка сделана Дмитрием Приказчиковым в первый год моей работы - срисована с той машинки, которой я начинал работать. Интересно, что сейчас этой тачкой работает Максим Лёшин.


Многое в этой работе овеяно символами. Конечно, в первую очередь это касается инструмента. Машинки, которыми работают ребята. Всегда есть такие, которые имеют сложную историю и передаются из рук в руки. 


- На правой руке татуировки из музыкального периода моей жизни, тоже символичные. А вот левая рука (полностью черный рукав) - это, на мой взгляд, лучшая татуировка татуировщика, одна из моих любимых. Вообще для меня все мои татуировки важны, я их не скрываю. С каждой полученной татуировкой я приобретал опыт, и они все от фантастических людей. От всех, кто фанатично верит в то, что делает. Они все очень круто и при этом очень по-разному рисуют. Сергей Васкевич, Александр Грим, Максим Лёшин, Александр Бахаревич - я горжусь, что на мне есть их работы.
Интересно, как дорогие для меня люди реагируют на мои татуировки - они делают вид, что со мной все в порядке, - смеется. Мама тоже говорит, что все в порядке. Я спрашивал, не стесняется ли она меня, она оскорбилась и сказала, что гордится мною. Такие слова очень важны. Она принимает мой путь и уважает то, что я делаю.


Артемий довольно трудно говорит о себе как о профессионале, как о человеке, чьи работы сегодня востребованы. Может об этом шутить, но в серьезной беседе всегда говорит о том, что буквально стоит в начале пути.


- Татуировка это искусство, трудно оценить свое место. Песчинка я или величина - это пусть другие скажут. Через семь лет могу сказать, что на мое существование стали обращать внимание. Посмотрим, что будет дальше, может быть, даже ничего. К этому надо быть готовым всегда. И помнить, что, если не грести, лодку течением унесет вниз.

- Ты принимаешь критику? Кто твой главный критик?

- Да, принимаю. но главный критик - я сам. Я ведь первый наедине со своим эскизом остаюсь. Что-то мне не нравится, в чем-то я разочаровываюсь. Если нравится, всегда знаю, что в следующий раз сделаю еще интереснее. Бывает и так, что разрываю рисунок и даже не переделываю его.
Не каждый эскиз становится татуировкой. Причина всегда одна - не находится заказчик. Но бывает и наоборот: не остается качественного эскиза от работы. Например приходит человек, рисую набросок, все остальное дорабатываю на месте.

- Сколько должна стоить татуировка?

- Она бесценна! Потому что татуировка - это не услуга, не продукт. Цены татуировки нет. Ты человек, твоя жизнь бесценна, ты украшаешь свое тело - соответственно, это бесценно. Есть только условное вознаграждение, о котором мы договариваемся с человеком, который получает татуировку. Например, в Японии за татуировку у некоторых якудза принято дарить оружие - меч. Настоящий меч бесценен, потому что он может отнять жизнь. Если это и легенда донесенная через океан, её эстетическая сторона мне очень близка.


После работы видно, что сил у Артемия совсем не много. Проводив клиента, он делает кофе, включает любимую музыку и занимает свое место в мастерской - садится за свой стол. Именно за этим столом он рисует - создает новые эскизы татуировок - яркие, магические, полные смысла и неизменно черные. 


- Ты все же устаешь?

- Да, я устаю. Но это как усталость от тренировки, она очень приятна. От этого отдыхать не надо, если только физически. Сон - да. Хороший отдых - это пойти попить кофе, пообщаться с кем-то из очень близких людей, с такими можно и помолчать. С близкими людьми есть, о чем помолчать.

- Если бы не татуировка, то что?

- Очень тяжело сказать. Мне кажется, что меня бы не было такого, какой я есть сегодня, это точно. Я еще в самом начале пути, поэтому пока сложно говорить, ещё ничего не добился. Было бы что-то другое, но думаю, ничего хорошего. Татуирование и рисование меня усмирили.


Рабочий день одного из самых востребованных и вместе с тем закрытых татуировщиков Пскова Артемия Немеровского длится около двенадцати часов. Долго? Если говорить о работе - да. Но он занимается любимым делом, от которого не хочется отдыхать. 

Елизавета ЛУГОВСКАЯ


Если вы хотите стать участником проекта и рассказать о себе и своей профессии  – пишите нам на почту pismo@cdi24.ru или в сообщения группы ВКонтакте  https://vk.com/cdipskov.


Cюжет:  Один день с...



Распечатать:     Комментарии: 1

ЦДИ выяснил, что в Пскове есть травмоопасные и при этом «ничьи» детские площадки. А какой игровой комплекс - в вашем дворе?









смотреть результаты




Искать:
Где искать: Сортировать:






 
 

Читают




Обсуждают













ЦДИ выяснил, что в Пскове есть травмоопасные и при этом «ничьи» детские площадки. А какой игровой комплекс - в вашем дворе?









смотреть результаты


Loading...