Проекты: Версия для слабовидящих Чистый город HiTech Дача Реклама на ЦДИ
 11.07.2020

Досуг / Путешествия  | весь раздел

Поедем, поедим - как в Латгалии туристов привлекают

12.05.2016 10:30 ЦДИ, Псков

Говорят, что надо учиться на чужих ошибках. По-моему, куда лучше звучало бы «на чужих успехах». 
 
За чужими успехами в турбзнесе Псковской области далеко ходить не надо. Не в Мюнхен или Барселону. Пересекли границу в Убылинке и оказались в Латгалии.
 
Это очень небогатый, дотационный латвийский регион.  В деревнях такие же дома, советские магазины силикатного кирпича, часто русская речь. Те же леса и те же озера. Правда, очень, просто декоративно чисто. Но одной аккуратностью туриста не заманишь. Нужны фишки и в еде, и в комфорте.
 
Мы на туристических фишках собаку съели. Мы в Псковской области о них все знаем. Мы о них каждый год по пять раз говорим, гостей на форумы приглашаем. А цельной программы не складывается, а никакого бренда нет. Минимум кооперации, азарта и фантазии. 
 
Есть у нас «Ханса», где туристы не только блюда и интерьеры, но даже и меню фотографируют. Это замечательный проект, но он один, частный. Так же как его директор Андрей Филатов – смесь азарта и практичности, радушный хозяин, но он один. 
 
Небольшое путешествие по Латгалии, организованное для СМИ и туроператоров Агентством развития Латгалького региона, напомнило: турист что ребенок, его надо а) баловать и б) закреплять пройденный материал повторением. Что такое Латгалия, с чем ее едят, я теперь точно знаю, после нескольких дней закрепления материала. Керамика, избы, усадьбы. Старинные парки и костелы. А какой кулинарный бренд крепкий – качественный, вкусный и единый, что важно. Прозрачная шмаковка, нежнейшее сало, домашний хлеб, малосольные огурчики, вкуснейший сыр, копченый карп. Супы, бобовые. Ну простое все. Но подано чрезвычайно грамотно, профессионально, да еще и с юмором. 
 
Латгалия тоже не сама все придумала – вступила в Европейскую сеть кулинарного наследия. Три года назад основала свое Общество кулинарного наследия, в которое входят 34 предприятия. На всех этих турбазах, в туристических центрах и кафе 70% еды приготовлено из местного сырья, это один из главных критериев. Все 34 гордятся и подчеркивают, что они в этом обществе состоят.
 
И если за 3-4 дня путешествия вы посетите несколько заведений из этого состава – там переночуете, тут пообедаете, там на лодочке пополдничаете – то слово «шмаковка» у вас от зубов будет отскакивать, а по местному салу с черным ноздреватым хлебушком, многократно съеденным, вы будете сглатывать слюну еще недели две после возвращения. 
 
Все предприятия, входящие в состав Латгальского общества кулинарного наследия, конечно, очень разные. Уникальные, как и их хозяева. Люди – отдельная латгальская тема. Они какие-то щедрые на юмор, открытые. Тут сформировалась кооперация классных, веселых, влюбленных в историю, в свое дело и во всех гостей бизнесменов. Вот как так сложилось?
 
Кругом вода
 
Янис и Анна Мацане – буквально лесные жители. Анна приехала сюда, в приозерное село Иденя под Резекне, из Риги вслед за мужем. Мягкая интеллигентная горожанка с модной асимметричной стрижкой. Вокруг буйство природы – огромные озера, сосновые леса и трясина. Вот болота – это ее работа.
 
- Раньше здесь был большой колхоз, ловили рыбу. Потом все закончилось, рыба в таких количествах никому не нужна. В 2001 году сюда пригласили японцев, чтобы они спроектировали возможности развития наших мест, - рассказывает Анна, пока мы идем по прогретому солнцем сосновому лесу – ну чисто гдовские просторы.
 
Так вот, японцы восхитились, сказали, что трогать ничего не надо, только экотуризм. Датчане профинансировали, появилась 800-метровая болотная тропа по трем видам болот. Кстати, похожие природные экскурсии есть в Псковской области - в Полистовском заповеднике.
 
 
Анна в числе еще шестерых местных жителей прошла обучение на право водить экскурсии. Правда, из шестерых осталась она одна: «может, это и странно, но я готова приходить сюда каждый день, здесь столько энергии!».
 
На информационном щите фото основных болотных растений и предупреждение – «чертову редьку» (цикуту) не есть, яд! 
- У нас было несколько смертельных случаев. Однажды с болот в село привезли торф для клумб, в торфе оказали корни «чертовой редьки». Ребенок попробовал, спасти не удалось.
 
Что точно нужно попробовать – цветки черники – сладкие! И болотную воду. Мох сфагнум – природный фильтр и антисептик, который партизаны, прятавшиеся здесь в войну, использовали как медикамент и перевязочный материал. Озерная вода не только вкусная и очень чистая, но и мягкая, после купания волосы как шелк. А если прыгнуть «бомбочкой», будет спа-салон из-за поднявшегося ила. Купание приветствуется, лох-несских чудищ не обнаружено, окуни и то худые, слишком тут стерильно.
 
 
Но не все так просто - «У озера как бы четыре параллельных дна», - припускает таинственности Анна.
 
 
Одними цветками черники и болотной водой сыт не будешь – закусывать ближе всего в гостевом подворье у Анны и Яниса, в «Усадьбе рыбака «Zvejnieki». Оно тут рядом, в деревне, на берегу самого большого латвийского озера Лубанс.
 
Янис - человек-солнце
 
Успевший прокоптиться на раннем майском солнце, Янис начинает с теории. Тычет в разложенные на огромном деревянном столе – «без единого гвоздя!» - папки: 
 
- Берем девять тысяч лет назад. Риги нет! Селились тут! Рыба… А янтарь! Все в янтаре. Без блефа!
 
- А сейчас тоже можно поискать?
 
- Ну… Надо рыть!
 
 
Историческими сведениями снабжает дочь-археолог. Диплом по родному озеру защищала. Живет в Швеции, недавно в Москве лекции читала. Там удивились: как специалист из Швеции, далеко не лингвист, может так хорошо знать русский? Дочке в Москве очень понравилось, люди открытые, приветливые. От чего в ужас пришла, так это от плацкарта по маршруту Москва – Иваново. Ну и что, а немки-велосипедистки, которые на подворье латвийском гостили, тоже жаловались на инфраструктуру, то есть на невиданные раньше гравийные дороги: пятые точки отбили!
 
Слава богу, начали снова ехать и русские, говорит Янис. А некоторые и не заканчивали.
 
- Мальцы из Петербурга 10 лет подряд ездят. В этом году проблема. Едут с женами! Чем занять? Будем думать, - разводит он руками и добавляет, что с кем нет проблем, так это с японками: жутко послушные, и только и делают, что на природу молятся. 
 
В данный момент все внимание приковано не к пейзажу, а к столу. Колбаса из барсука и лося, паштет из кабана, самогон из бобра («для потенции хорошо. Мэр Шлиссельбурга одобрил», - намекает Янис).
 
Апельсины и киви гости проигнорировали...
 
Копченые карпы – роскошно.
 
 
И очень много фирменного юмора. Янис на эту тему даже лекции читал за рубежом.
 
- Главное в жизни – позитивное, - поднимает он кверху палец. – Все люди едут для хороших эмоций. Если ты не умеешь преподнести эти эмоции, туризмом не надо заниматься. 
 
Природу и позитив Янис и Анна успешно монетизируют, бизнес, начатый с нуля, растет: «Мы доказали, что в деревне можно и нужно зарабатывать!», золотые слова. Не устают наблюдать и учиться. 
 
- Немки нас многому научили. Раз вечером мы не поняли, что это они делают? Замерли, руки друг на друга положили. Оказывается, медитируют! Я откуда знаю, всю жизнь в деревне прожил. А теперь в буклете написал: медитация на закат. Наши не понимают. А немцы, французы, японцы – понимают.
 
Медитируем строго на закат!
 
При большом потоке гостей Янис каждому в глаза заглянет, расспросит, руку пожмет, шуточкой одарит – неугомонный веселый деревенский бизнесмен. Машет нашему уже отъезжающему автобусу, крича: «В следующий раз споем «Подмосковные вечера»!
 
Улитки-беглецы
 
Вот еще один пример «деревенского бизнеса» - улиточная ферма «Osu majas» в Прейльском крае. Она тоже входит в проект Латгальского общества кулинарного наследия. Родилась благодаря кризису, рассказывает «главный пастух» с семилетним стажем Айнис Новикс, между прочим, врач по образованию. 
 
 
- Кризис настиг по полной программе. Сидел, плакал, - говорит он. - Из активов был этот участок земли, примечательный только тем, что тут ползает множество улиток. Вот лежу я на диване и думаю – а может, это и будет бизнес? Ну не все же время на диване лежать. Как раз семинар по разведению улиток на глаза попался. Жена пальцем у виска покрутила: какие улитки? А я съездил. Захватил с собой пару улиток, чтобы сравнить – те или не те. Правильные улитки оказались, виноградные.
 
Семинар пользы не принес, но укрепил желание разводить улиток. Сейчас это уже ферма, где принимают экскурсии и – розочка на торте – угощают деликатесными салатами.
 
 
А сколько интересной информации из разряда «знаете ли вы?»! Улиточная скорость – 8 см в час, но из обнесенного специальной китайской сеткой вольера живность сбегает на раз. Айникс придумал собственный вариант, гораздо дешевле китайского – 30 центов за метр против 2,5 евро.
 
 
Стандартный размер вольера – 8 на 30 метров, почему? - так положено, пожимает плечами Айникс. Улитка слепая и беззубая, зато обоняние превосходное, а язык – почище терки. Каждая особь воспроизводит себя, пол меняет через сезон. Уминает крапиву и борщевик, живет около 9 лет, но не в нашем случае. «Главный пастух» показывает резервацию для собранных взрослых особей: «Тут они голодают неделю, а потом их надо тщательно промывать… Грязная работа, поэтому ее делает теща…», - невозмутимо говорит он.
 
 
Пустые панцири покупают французы (для приготовления блюд, набивают их мясом и закрывают шампиньоном) и флористы. Съедобная часть – так называемая пяточка. Салат с тремя пяточками в рижском ресторане обойдется в 10 евро. 
 
- Нужно жарить, потом долго варить, - консультирует Айникс, а потом угощает салатами и улитками в масле. Вкуснотища. Запиваем шмаковкой и березовым соком. Вкус детства – я о соке. 
 
Улиточные сувениры - на память о тихоходах
 
Улиточная ферма вполне вписывается в латгальскую кулинарную концепцию, как и конный двор «Klajumi» в Краславском крае у латвийско-белорусской границы.
 
 
Хозяйка, Илзе Стабулниеце, даром, что хрупкая милая девушка – держит двор в железном кулаке. Возле хозяйского дома идет стройка, вот большая современная конюшня, а тут избы с городской начинкой.
 
Илзе - на фестивале в Аглоне
 
 
«Рабочим дает на день задание, как на неделю! – рассказывают нам. – Те стонут. Но все делают». Начинала с одной лошадки, теперь здесь уже 12 представителей трех пород из Латвии, России и Белоруссии. Гостевые дома, раскиданные далеко друг от друга, баня – хоть по-черному, хоть по-белому, рыбалка – щука клюет отлично – верховая езда и даже иппотерапия, для чего имеются две сертифицированные лошади. Разумеется, местная кухня, это важно. Нагулять аппетит есть где. Вокруг леса, но дремучими их не назовешь – по крайней мере, как и на болотах, тут проложены благоустроенные тропинки. И птичий оркестр работает без антрактов. 
 
Благоустройство – то, что привлекает туриста не только в отелях или городских территориях, но и в лесах-озерах. В Латгалии это давно поняли. Доступ к бесплатным красотам природы – безопасный и, как бы это правильно сказать, туристический. Информационный щит, деревянные дорожки, террасы, все для удобства посетителей. Радоновое озеро Черток, включенное в список охраняемых природных объектов природы Европы, пропагандируют как одно из самых красивых и загадочных мест Латвии - и здесь нет кассы, но есть все для комфортного созерцания.
 
 
Небольшое, идеально круглое и таинственное, куда без этого. Происхождение неочевидно, возможно, упал метеорит. Вода часто меняет цвет и пахнет хлором. Растительности в озере нет, рыбы – минимум. «Прислушайтесь к себе! Озеро Черток странно влияет на некоторых людей, это аномальная зона!», - предупреждает экскурсовод.
 
Вроде все обошлось, так что продолжение следует.
 
Более подробная информация о местах отдыха Латгалии - здесь.
 
Виктория Голубкова
 




Как вы оцениваете ремонт псковских дорог в этом году?






смотреть результаты




Искать:
Где искать: Сортировать:






 

Читайте также

 

Читают




Обсуждают










Как вы оцениваете ремонт псковских дорог в этом году?






смотреть результаты


Loading...